ALLIANCEКлуб боевого самбо и смешанных единоборств
+7 (495) 504-75-76
+7 (925) 504-75-76
Архив новостей » Инитервью Корта Макги

Инитервью Корта Макги

Корт Макги

Этот простой американский парень к 28 годам успел почти полностью разрушить свою жизнь, а затем вновь собрать ее по кускам и сделать лучше, чем прежде. Предлагаем вашему вниманию интервью у победителя 11-го сезона The Ultimate Fighter Корта Макги.

— Добрый вечер, Корт. Как ты себя чувствуешь после операции?
— Все хорошо, восстановление идет по плану. Жаль только, что бой сорвался.

— Сколько времени займет восстановление?
— Точно неизвестно, пока я перемещаюсь при помощи костылей. Врачи сказали, что нормально смогу перемещаться через 6-10 недель.

— Как ты получил травму?
— На тренировке с Джейком Шилдсом. Я был его спаррингпартнером для подготовки к бою против Сент-Пьера. Он проводил тейкдаун за две ноги, и моя нога неудачно подвернулась. Ничего страшного, это часть моей работы.

— Давай поговорим о твоем детстве. Как оно проходило?
— Я вырос в семье из среднего класса. Отец работал в аэропорту, мама была медсестрой. У меня было счастливое детство, хоть родители и были немного строги со мной.

— Из-за чего в твоей жизни появилась героиновая зависимость?
— Все началось с алкоголя. Я начал выпивать лет в 15. Несколько лет я продолжал пить, не мог остановиться. Я пил каждый божий день, пил много. У меня возникли проблемы на работе, а тут еще мне пришлось ложиться в больницу для операции на ключице. Там я подсел на болеутоляющее, оксикодон. Это что-то вроде синтетического героина. Я начал сочетать алкоголь с оксикодоном. Каждый день я был под кайфом. Это все, чего мне хотелось от жизни.

— А как же колледж?
— Я всего год пробыл в колледже. Потом я бросил его и занимался только тем, что работал и принимал наркотики.

— Я слышал о том, что ты пережил состояние клинической смерти. Сможешь рассказать об этом?
— Да, это было 9-го сентября 2005 года. Тогда я уже перешел на героин. В тот день у меня случилась передозировка. Приехали медики, меня начали откачивать. Повезло, откачали. Потом я провел немного времени в больнице, после чего отправился на реабилитацию.

— Что помогло тебе избавиться от зависимости? Что вернуло тебя в социум?
— Моя семья. Когда я стал наркоманом, то потерял связь со своими родственниками. Еще помогли тренировки, нагрузки, попытки построить карьеру в ММА. Но на первом месте — само восстановление и возможность служить другим людям. Я понимаю, что был плохим человеком, так что теперь я хочу иметь возможность помогать окружающим. Я начал давать интервью, в которых говорил о том, что если я смог преодолеть свою зависимость, то сможет любой. Просто потому, что я ничем не отличаюсь от других, я такой же, как все.

— Тяжело было восстановить связи, снова выйти на службу?
— Я как работал сантехником, так и продолжил работать. Моя девушка бросила меня и уехала в Москву. Она 5 месяцев зарабатывала там, обучая людей английскому языку. Позже она вернулась, мы поговорили. Я рассказал ей, что больше не принимаю наркотики и алкоголь. Мы снова начали встречаться, а через год она забеременела, и мы поженились. Сейчас у меня уже два сына.

— Почему ты выбрал в качестве точки приложения усилий спорт?
— Я занимался борьбой с юного возраста. С 5 лет я также занимался единоборствами. Один из людей, обучавших меня, занялся ММА. Как-то он показал мне видео с тренировками бойцов ММА, и меня прямо переклинило. Я захотел попробовать это дело, и, спустя некоторое время, осуществил свое желание. Сперва я попробовал себя в боксе, а затем дошел и до ММА. К своему первому бою я готовился девять месяцев и одержал победу.

— В юности ты долгое время занимался каратэ, это правда?
— Да, каратэ Шин-Тоши. Я занимался по этой системе 9 лет. Первые 4 года мы изучали ката, но мне всегда нравилось драться, так что рано или поздно я бы покинул каратэ.

— Помог ли тебе опыт каратэ в ММА?

— Безусловно. В первую очередь в плане уважения к каждому из боевых искусств. Когда я говорю с тренером по боксу, я не упоминаю ММА, а фокусируюсь на боксе. Заставить бокс работать в системе ММА — моя забота, на то я и представитель смешанных единоборств. Также занятия каратэ научили меня прислушиваться к тренерам. Это главное, а вовсе не фирменные удары ногами, которые в поединке мной не используются. Многие бойцы не слушают своих наставников, считают, что и сами все знают. Как только ты начинаешь так думать — быть беде. Всегда найдется тот, кто знает больше тебя. Бойцу нужно учиться всю свою карьеру. Если ты перестал учиться, то пора завязывать.

— Что для тебя было самой большой трудностью на дороге к UFC?
— Их было несколько. Я получал травмы, очень мало зарабатывал, приходилось драться очень часто, практически каждый месяц. Было тяжело, но мне в детстве было сказано: «Самые тяжелые вещи, как правило, самые правильные». Так что я продолжал пахать и никогда не отказывался от своей мечты — стать профессиональным бойцом и выступать в крупной организации.

— Ты упоминал, что тренируешься вместе с Шилдсом? Как тебе его навыки?
— Этот парень очень хорош. У него по-настоящему классное джиуджитсу. Он один из моих лучших спарринг-партнеров. Думаю, у него есть все, чтобы победить Сент-Пьера. С нетерпением жду их боя.

— По ходу шоу TUF у тебя, как и у остальных участников, не было доступа к любым каналам связи. Тяжело было без телевизора, интернета, телефона и прочего?
— Да, это было непросто. Ребята начинали заводиться, так что я старался просто вести себя тихо и усердно тренироваться. Я прибыл на шоу, чтобы выиграть его и заработать денег для моей семьи, так что мне было не до разборок. С другой стороны, я неоднократно попадал за решетку, случалось, что бомжевал. Так что мне грех было жаловаться, в этом доме было гораздо лучше, чем за решеткой. Отличная еда, все условия.

— Удалось ли тебе подружиться с кем-то из участников TUF?
— Да, у меня хорошие отношения с Чарльзом Блэнчардом и Ричем Эттонито. Также мы хорошо общаемся с главным тренером нашей команды Чаком Лидделлом и его тогдашними помощниками Джоном Хэкелманом, Джейком Шилдсом и Антонио Бануэлосом.

— Как ты думаешь, сколько времени тебе потребуется для выхода на титул?
— Не думаю, что сейчас я готов драться с кем-то вроде Андерсона Силвы. Мне еще многому предстоит научиться. Но через 2-3 года я наберусь опыта и уверенности для конкуренции с топ-бойцами.

— Какой бой в твоей карьере был наиболее тяжелым?
— Пожалуй, первый бой на TUF, против Сета Бачински. И тут дело даже не в физике, а в том, что я сильно волновался. Это был мой первый бой на шоу, он проходил в присутствии Дэны Уайта, Лоренцо Фертитты.

— Что для тебя самое непростое в жизни бойца?
— Находить для всего время. Мне приходится тренироваться, общаться со спонсорами, раздавать интервью, участвовать в автограф-сессиях и при этом находить время для семьи.

— Сколько лет твоим сыновьям?
— Одному 3,5 года, другому 5 месяцев.

— Уже начал тренировать их?
— Кстати, да, начал. Старший очень любит бить, но пока не совсем понимает, что на самом деле происходит. Плюс он ходит на тренировки по джиу-джитсу для самых маленьких. Слушает минут 20, а потом начинает просто носиться из угла в угол (смеется). Но в целом у него хорошо получается.

— Тебе через многое пришлось пройти. Стоило ли оно того?
— Я не горжусь незаконными вещами из моего прошлого, но и не стыжусь их. А горжусь я тем, что преодолел зависимость, создал семью, горжусь своими сыновьями, хорошими отношениями с родственниками. В конечном итоге, это самое главное в жизни человека.

Поделиться



Комментарии:

Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.
Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:

Введите символы: *
captcha
Обновить

Клуб боевого самбо и смешанных единоборств ALLIANCE

Адрес: г. Москва, МЦК, м. Ботанический сад, проезд Серебрякова, дом 2, стр 1а

+7 (495) 504-75-76
+7 (925) 504-75-76

вконтакте Мы вконтакте